Н. Новгород, ул. Канавинская 2А, оф. 604 (На карте)

Плохое кино для РАО

Плохое кино для РАО

РАО (Российское Авторское Общество) и ВОИС (Всероссийская организация Интеллектуальной Собственности) – это две организации, аккредитованные государством на сбор и распределение денежных сумм авторам и исполнителям за использование их музыкальных произведений. Денежные суммы собираются со всех заведений, где используется музыкальное оформление (кафе, цирки, дома культуры, парикмахерские, парки и т.д.).

Музыка используется и во всех кинофильмах, в связи с чем выплачивать установленные суммы процентов от сборов за прокат должны и кинотеатры.

Неоднократно владельцы кинотеатров заявляли, что установленный в РАО процент отчислений неадекватен. Но самое главное возмущение вызывала непрозрачная процедура распределения выплачиваемых или взыскиваемых через суд сумм.

Особо надо отметить, что РАО и ВОИС организации НЕкоммерческие и НЕгосударственные, то есть денежные суммы, получаемые от пользователей, им не принадлежат, а должны перечисляться правообладателям чьи интересы они представляют.

Государство определило, что РАО и ВОИС представляют интересы российских и иностранных правообладателей, которые могут и не иметь прямых договоров с указанными организациями. Но это не означает, что организации не должны точно знать и быть уверенными в том, что правообладателями того или иного произведения является конкретное лицо. Об этом и указала кассационная инстанция, разрушив многолетний миф РАО и ВОИС о непобедимости и праве бездоказанности, то есть необязательности предоставления достаточных, достоверных и допустимых доказательств.

Суть дела была такова, РАО обратилось в Арбитражный суд со стандартным очередным иском о взыскании с одного из кинотеатров компенсации за невыплату иностранным композиторам музыкальных произведений, использованных в иностранном фильме, компенсации в размере 3% от сборов за прокат, что составило около миллиона рублей. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск, не вникая в доводы представителя кинотеатра о необходимости предоставления доказательств. Дело дошло до Суда по интеллектуальным правам, где решения были отменены полностью.

Кассационная инстанция указала, что РАО обладает правом на обращение с иском о взыскании вознаграждения в пользу конкретных авторов музыкальных произведений, входящих в состав аудиовизуального произведения, однако это не означает, что РАО может предъявлять требования без указания конкретных нарушенных прав и лиц, чьи авторские права нарушены, либо иных лиц, которым в действительности принадлежат авторские права на спорные произведения, без указания наименования музыкального произведения (то есть без его идентификации), поскольку в противном случае впоследствии  не представляется возможным распределить взысканное в судебном порядке вознаграждение именно между правообладателями соответствующих музыкальных произведений.

РАО, выступая лишь процессуальным истцом, принципиально требовало взыскать общую сумму авторского вознаграждения в свою пользу, а не в пользу конкретных авторов музыкальных произведений (материальных истцов), что противоречит закону.

Так как речь в иске была о фильмах и правообладателях из США, представленные ответчиком в материалы дела данные Бюро авторского права США, являющегося официальным государственным органом США, ведущим учет и регистрацию авторских прав в названном государстве и занимающимся публикацией в открытом доступе на официальном сайте этого бюро сведений об авторстве, приняты в качестве относимых и допустимых доказательств. Эти данные свидетельствовали о принадлежности авторского права на произведения американским юридическим лицам – кинокомпаниям, организовавшим создание фильмов, и опровергали представленную РАО информацию о принадлежности авторства физическим лицам, создавшим эти произведения.

Как указал суд по интеллектуальным правам, сведения из электронных международных информационных систем IPI, WID, а также системы ЕИС, не являются объективными доказательствами, которые опровергали бы официальные общедоступные данные Бюро авторского права США и, по сути, отражали сведения о физических лицах, создавших произведения, а не о правообладателях.

Довод РАО на отсутствие необходимости неукоснительного следования нормам материального права и правовым подходам, выработанным высшими судебными инстанциями России, поскольку взысканное в пользу РАО вознаграждение в любом случае будет когда-нибудь потом (возможно) распределено между авторами, Судом признан несостоятельным, так как уже на стадии обращения в суд РАО должно было установить всех авторов музыкальных произведений, входящих в состав кинофильмов.

Кроме этого, в отличии от Российского законодательства, законодательством США об авторском праве установлено, что авторами музыкальных произведений, вошедших в фильмы США, признаются их продюсеры (киностудии) как лица, заказавшие создание музыкальных произведений для использования в фильмах, а не физические лица – композиторы.

В соответствие с российским законодательством, право на вознаграждение композиторам музыкальных произведений в кинофильмах имеют только физические лица.

Таким образом, отсутствие в российском законодательстве нормы, аналогичной норме Закона США «Об авторском праве», на основании которой кинокомпании – юридические лица регистрируются в качестве авторов, и имеют право на получение отдельного вознаграждения за использование именно музыкальных произведений в кинофильмах, не означает, что принадлежность титула автора должна определяться на основании нормы российского права.

За последние два месяца Суд по интеллектуальны правам вынес около шести подобных судебных акта, что можно рассматривать, как и в американских фильмах, в качестве закономерного финала – «победа добра над злом», а вернее – торжество права.

И в завершении хотелось бы отметить еще одно решение Суда по интеллектуальным правам по иску ВОИС к одному из кабельных вещателей. Суд также отметил необходимость строгого соблюдения аккредитованной организацией норм права, а именно прав тех лиц, в чьих интересах организация работает – правообладателей. Обо всех судебных вопросах эти лица должны знать до направления «в их интересах» исков, чтобы своевременно высказаться по фактам, имеющих значение только для них. Исключений в уведомлении иностранных исполнителей быть не может (дело № С01-287/2019).

А то неприятным будет сюрприз, к примеру, для Дженнифер Лопес, Мадонны или Адриано Челентано, когда их права на обжалование судебного акта будут ущемлены, как это произошло с Константином Меладзе и Максимом Фадеевым (дело № С01-431/2019), или Аркадием Укупником и Павлом Есениным (дело № С01-493/2019), которым суд прямо указал, что аккредитованная организация, представляя, возможно, Ваши интересы, заявляла прежде всего об интересах своих, а значит права законных правообладателей судами не нарушались.

При возникновении вопросов по авторским и смежным правам или споров с указанными организациями, Вам помогут специалисты «Центра Правовой Помощи Сергея Чекмарева».

Похожие статьи

Об авторе

Чекмарев Сергей Александрович

Чекмарев Сергей Александрович

Руководитель центра Правовой Помощи

Юрист со стажем практической работы более 20 лет.

Автор многочисленных научных статей на тему юриспруденции

  • Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Добавить отзыв

Вы комментируете как Гость.

Центр Права Сергея Чекмарева

  • Н. Новгород, ул. Канавинская 2А, оф. 604
  • «Пл. Революции» (Московский вокзал)
  • Пн. - Пт. с 10.00 до 18.00
  • +7 (831) 410-00-62, +7 (950) 602-66-72
  • Консультация по Viber Viber Консультация по WhatsApp WhatsApp Консультация по Telegram Telegram Консультация по Skype Skype
  • Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Схема проезда

Впервые у нас? Зарегистрируйтесь сейчас!

Авторизуйтесь на сайте